Алена Лазуткина: "Иногда я чувствую себя Жанной д'Арк, потому что моя позиция перечит большинству"

Журналист издания tochka.net пообщался с книжным продюсером Аленой Лазуткиной

© Андрей Корень

Алена Лазуткина – книжный продюсер. Профессия для нашей страны новая и "неосвоенная", мне стало любопытно пообщаться с человеком, знающим книжную "кухню" изнутри. Мы встретились с Аленой на террасе одного из столичных креативных пространств и поговорили о механизмах книжного продюсирования, особенностях масс-маркета и о сотрудничестве с эпатажным бизнесменом Гариком Корогодским. 

  • Алена, вы называете себя книжным продюсером. В моем понимании это "Супермен", который помогает авторам заявить о себе. Что вы вкладываете в это определение?

Скажу откровенно, что в моем случае профессия "книжный продюсер" была придумана исключительно под семинары. Я, скорее, консультант, который имеет определенный багаж знаний в книжной индустрии. Поэтому некоторые авторы называют меня "книжный решало".

В Украине все привыкли, что продюсер привлекает деньги, а я же, наоборот, их трачу. Моя задача – правильно их распределить с максимальной эффективностью для клиента, с учетом специфики самого литературного проекта.

Я не участвую в сочинении сюжетов, но если автор просит дать совет, то я его всегда дам. А чаще всего вообще не читаю книгу до момента разработки рекламной кампании, так как после прочтения возникает субъективное отношение к тексту, а моя задача – найти автору единомышленников. 

Алена Лазуткина
© Инна Белова

  • Расскажите подробней о клиентах. Они сами вас находят?

Чаще всего меня "передают" сарафанным радио, потому что в моей области спецов пока практически нет. Я в принципе не из тех людей, которые что-то предлагают. У меня есть правило: я не работаю "на", а работаю "с". У меня нет таких заказчиков, чью семью я бы не знала или не знали меня. Мы, скорее, становимся творческими партнерами.

В моей работе один из самых важных моментов – доверие между мной и автором. Человек сам должен понять, что я ему нужна, потому что он мне платит деньги. В любом случае, я всех консультирую бесплатно. Есть те, которые приходят, слушают, кивают головой, делают по-своему и через какое-то время все равно возвращаются.

Я, как правило, работаю с молодыми авторами. Такие мэтры, как, скажем, Роздобудько или Кокотюха не считают, что им нужен продюсер. При этом понятно, что дружеские отношения никто не отменял. 

ЧИТАЙ ТАКЖЕ:

Алена Лазуткина
© Olya Helga

  • Проговариваете ли со своими клиентами возможные риски?

Конечно, я своим авторам рассказываю о возможных рисках и говорю, что со мной они их уменьшают. Если быть уже предельно точными, то на первые 2-3 книги, вы скорее потратитесь, но создадите имя, которое может "кормить" годами, если автор выберет развитие в сторону редактора, тренера или журналиста. Да, я знаю, что продам тираж 3000 экземпляров художественной литературы за полгода, год максимум. Для Украины, к сожалению, это круто. Как правило, у молодого автора выходит от 500 до 1000 экземпляров.

Для того чтобы минимизировать риски, нужно много работать. У нас об этом часто забывают. Перед тем, как запустить кампанию Елены Андрейчиковой по книге "Женщины как женщины" мы ее продумывали на протяжении нескольких месяцев, и когда книга вышла, мы действительно взяли рейтинги продаж.

Позиция "не врать заказчику" помогает еще больше, и действительно чаще всего я ошарашиваю людей негативом. Многие издатели, наоборот, пытаются все приукрасить, только непонятно зачем. От того, что ты расскажешь кому-то сказки ничего хорошего не выйдет. Просто надо называть вещи своими именами. Для меня это важно.

  • Насколько у вас активный рабочий день?

У меня довольно насыщенные будни. Как-то даже подсчитала, что в день коммуницирую не меньше, чем с 45 людьми, а бывает и больше.

Я обожаю свой рабочий день, потому что никогда не знаю, чем он закончится, хотя всегда наперед прописываю четкий план. 

Алена Лазуткина
© Инна Белова

  • Готовясь к интервью, я нашла в Интернете ваше резюме, и в нем прочитала список проектов, с которыми вы работали. Он довольно внушительный – от балета до цирка. Как вы поняли, что книжная индустрия – ваше? 

Резюме я специально не убираю из Сети, и в нем указана лишь часть проектов, над которыми я работала. Так сложилось, что изначально "отправной точкой" в моей карьере стали именно книги. В 18 лет я открыла первый книжный магазин, а в 20 поняла, что мне уже не интересно просто продавать.

У меня произошел переломный момент, когда я работала креативным продюсером группы Green Grey, и как только стартонули мои семинары по обучению авторов продавать себя же. Именно тогда мне пришлось выбирать между шоу-бизнесом и книгами. Сейчас понимаю, что сделала правильный выбор.

Я нашла себя именно в книжной индустрии во многом потому, что мне быстро становится неинтересно. Книги – это именно та отрасль, которая не дает зацикливаться на чем-то одном. Книги – это всегда что-то разное. Жизнь книжного проекта достаточно коротка, если ставить цель всегда в "ТОПах", то автор должен иметь возможность тратить в день по 4-5 часов для работы над своим проектом и выпускать 1-2 книги в год.

  • А можно ли применять механизмы продюсирования шоу-бизнеса на книгах?

Я так и сделала: переложила систему шоу-бизнеса на систему книг, немного ее адаптировав. На самом деле, книжным продюсером может стать любой продюсер шоу-бизнеса. Все очень схоже и здесь важно чувствовать. Для меня успешный продюсер тот, у которого есть шестое чувство.

В шоу-бизнесе финансовая сторона куда более нестабильная, чем в книжной индустрии. Грубо говоря, в этом месяце у тебя может быть пять корпоративов, а в следующем – один или вообще ноль. К тому же в книжной сфере у меня нет как таковых конкурентов, и я понимаю, что в лучшем случае они появятся лет через пять. Так как процесс познания рынка и инструментов, создание контактов и возможностей влияния –потребуют достаточно много усилий.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ:

Алена Лазуткина
© Инна Белова

  • Какие рекламные инструменты применимы в книжной индустрии?

По сути, инструменты рекламы одни и те же, вне зависимости от рода деятельности (особенно в творческих брендах). Нужно чувствовать, что именно сработает в данный момент. Потратить много денег – несложно. Важно понимать, насколько это будет соизмеримо с "выхлопом". Скажем, обычной презентацией книги уже особо никого не удивишь, это скорее будет дружеская встреча. Конечно, это не касается авторов, которые публичны или уже стали лидером мнений в своей тематике.

Если говорить о наружной рекламе, то к ней тоже нужно подходить правильно. Из удачных примеров – наружка сработала у писательницы Анны Богинской, да и то, скорее, на узнаваемость, чем на огромные продажи. Опять-таки, здесь так же важно правильно сделать саму рекламу, так как большинство считают нормальным разместить абзац (образно) на борде, который человек должен прочесть за пару секунд. Но вообще молодым авторам в качестве рекламы я не советую брать этот инструмент. В нашем менталитете глубоко укорено "жлобство" – как только ты откровенно показываешь, что у тебя есть деньги без какой-либо подоплеки, это играет только в минус.

  • Для вас, как для человека творческого, какую роль играет семья и отношения?

Мне действительно бы хотелось встретить "своего" человека, но понимаю: не исключено, что в будущем все-таки придется чем-то жертвовать. Как раз недавно читала интервью с Патрисией Каас, которая не имеет детей и незамужняя. Так вот, когда ей было около 30 лет, у нее встал вопрос: личная жизнь или мировая слава? Думаю, не стоит пояснять, что она выбрала. У каждой силы есть слабость. Вот я придумала себе миссию: хочу сделать так, чтобы литература была настолько же популярной, как и музыка. Я отдаю себе отчет, что образ жизни при таких целях не соответствует домашнему семейному очагу.

Время от времени задумываюсь о том, насколько я семейный человек.  Всю жизнь думала, что да, а ныне возникли сомнения. Хотя все еще верю, что смысл жизни – любовь, и когда я встречу своего человека, то пойму это с первого взгляда. Я – безумный романтик, хотя тщательно это скрываю. Почему-то сразу вспомнился фильм "Реальная любовь", я его порой пересматриваю, когда сомневаюсь в чем-то. Но отношения требуют времени и работы, а ныне мой мозг забит другими направлениями, украинского рынка мне становится маловато.

Алена Лазуткина
© Света Диодная

  • Как на счет того, чтобы "замахнуться" на ту же Европу?

Да, действительно, в нашей стране я практически собрала целостную картинку книжной индустрии, и теперь хочу выходить на мир. Если брать основные книжные рынки – европейский, американский и российский, то они все совершенно разные, и самое удивительное, что какая-то общая схема для всех стран неприменима. Я действую по принципу "чтобы всем было выгодно", находя слабые и сильные стороны у участников отрасли и предлагая им решения или проекты, основанные на моих авторах.

На данный момент в украинской книжной индустрии нет квалифицированных лидеров мнений, которые были бы непредвзятыми, при этом современными и толерантными. Многие почему-то забывают, что нужно не только критиковать, но и помогать. Лично я всегда знакомлю своих Писателей между собой и прошу их хотя бы "лайки" ставить и всячески поддерживать друг друга. На нашем и так скудном рынке каждый может найти свою нишу, сейчас так точно, вы практически везде можете быть первым создателем течения/тематики/литературной идеи. Я всех призываю объединяться и популяризировать друг друга, а не критиковать.

  • В одном из интервью вы сказали, что мечтаете об интеллектуальном масс-маркете. Что для этого нужно?

Когда рухнул Советский Союз в России продолжили финансировать литературу, а в Украине – нет, и поэтому десять лет у нас просто "выпали". Украинский книжный рынок начал оживать только в начале 2000-х.

Начали уже появляться мэтры с тиражами от 10 тысяч – Ирэн Роздобудько, Оксана Забужко, Андрей Кокотюха, Марина и Сергей Дяченко и другие... Да, их сейчас знает вся Украина, но для Европы, к сожалению, я их вряд ли смогут продать, хотя некоторые своими силами "переводятся", "издаются". Просто я сконцентрирована на продажах тиражей побольше, а большинство – на количестве иностранных переводов. Но медаль имеет две стороны, а в данном случае даже более. Есть целый ряд авторов, которые пишут глубоко, но для обывателя они слишком интеллектуальны и символичны, не даром же есть понятие "горе от ума". Или, допустим, выбранная писателем тема произведения настолько специфична, что по факту имеет слишком маленький круг почитателей. Или неправильно подобранная обложка и стилистика текста под реальную аудиторию книги.

Интеллектуальный масс-маркет – мечта: это когда надпись на обложке "Пулитцеровская премия" или "Нобелевская премия по литературе" будет делать сразу 100-тысячные продажи по стране, когда появится современная украинская премия, которая откроет мировые возможности, когда литературные чтения будут заполнять зал Дворца "Украина"... 

Алена Лазуткина
© Olya Helga

  • Вы любите говорить: "Книг для всех не бывает", что именно вы в это вкладываете?

Это действительно так. Я в свои 28 лет до сих пор не могу до конца прочитать "Войну и мир" Льва Толстого. Для кого-то "50 оттенков серого" – сказка для домохозяек, а для кого-то – знакомство с БДСМ. Я не особо читаю на украинском, но при этом целый ряд зарубежных авторов предпочту именно на украинском языке, например, "Гарри Поттера" и Харуки Мураками, признанные одними из лучших в мире. Книг для всех не бывает, да и никогда не было.

Мне нравится российский подход к популяризации чтения, он наиболее близок нашему менталитету. Недавно видела в Интернете картинку – Лев Толстой, стоящий в толстовке с баскетбольным мячом, и подпись: "Не сдавайся. На 500 странице у тебя откроется второе дыхание" (смеется). Или двусмысленная игра слов и названий в принтах с популярными личностями. У нас, к сожалению, никто не занимается рекламой чтения как такового.

Алена Лазуткина
© nibler.ru

  • Эротический роман британской писательницы Э. Л. Джеймс "50 оттенков серого" вы бы отнесли к масс-маркету?

Для меня "50 оттенков серого" – реакция социума на изменения. В свое время была подобная история с психологической драмой Романа Прыгунова по роману Сергея Минаева "Духless. Повесть о ненастоящем человеке" и романом Фредерика Бегбедера "99 франков". Ранее прокатилась целая волна биографических и выдуманных фильмов и книг, описывающих творческие профессии и нестандартный образ жизни. Когда "закончили с работой" и перешли "в постель", конечно, это лишь моя теория.

Еще десять лет назад образ жизни главного героя "99 франков" для многих был нонсенсом: высшее общество с другими возможностями, деньгами, первыми Segway, наркотиками. Сейчас люди уже понимают, что с наркотиками сегодня хорошо, а завтра плохо и в принципе ты можешь достичь такой же жизни, устроившись удачно на работу. Поэтому мне кажется, что в 2015 году эти произведения вряд ли бы "выстрелили".

  • Может ли какое-то произведение украинского автора так же громко "выстрелить"?

Скажем так, есть Писатели, на которых я "ставлю". Сейчас активно читаю именно наших современников, но, к сожалению, действительно интересного сюжета, даже точнее – проработанных нескольких сюжетных линий нет, как и обдуманных персонажей, да и темы чаще всего достаточно банальны. Но тут авторов также винить нельзя, средний гонорар автору, которому посчастливилось издаться – 10-20 тысяч гривен.  

Например, Эльга Мира сейчас работает над созданием своей второй книги. Там довольно резонансный сюжет – женщина влюбляется в мужчину с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Вместе с автором над произведением работают достаточно известные редакторы. Я считаю, что это произведение станет довольно резонансным и может претендовать на мир.

Ныне еще веду для себя непривычный поэтический проект – Юлию Лебедеву. Очень контрастирующая лирика с образом поэтессы. Кстати, недавно с Юлей был забавный случай. Мы вместе с ней ходим на курсы актерского мастерства. Как-то она читала одно из своих стихотворений, и все подумали, что оно о любовнике, а он было посвящено Донецку, из которого ей и ее семье пришлось уехать. Для нее это действительно стало безумным эмоциональным потрясением, после которого она начала много писать.


  • Вы ведете свою колонку на tochka.net, и недавно ваш пост "Чому я розмовляю російською?" вызвал большой резонанс. Прокомментируйте вашу позицию относительно этого.

Иногда я себя чувствую Жанной д'Арк, потому что моя позиция часто перечит большинству. Лично для меня не стоит языковой вопрос – есть те, кто пытается его лоббировать. Зачем? Мне не ясно. Большинство мировых бестселлеров издают именно российские издательства, так как могут себе позволить выкупать авторские права, соответственно, мы сами себя лишаем целого куска мировой литературы. Вместо того, чтобы прививать к литературе как таковой, мы делаем ее еще менее доступной.

Я обожаю украинский язык, знаю его и могу на нем общаться. Но я не пойму – если мне удобней, и я лучше говорю по-русски, навіщо паплюжити рідну мову?

  • Вы сотрудничали с эпатажным бизнесменом Гариком Корогодским. Расскажите об этом подробней. 

У Гарика Корогодского есть своя огромная креативная команда. Моя задача по Гарику была, скорее, ввести в книжный бизнес и "настроить". Для меня это вышел более "игровой" проект. Изначально Гарик посвящал книгу "Как потратить миллион, которого нет, и другие истории еврейского мальчика" родителям, и он хотел придать этому максимальную огласку.

Все смотрят на Гарика, как на "мешок денег", и меня уже достали расспросами именно про его проекты: "Сколько же это стоило?", но для меня это человек совершенно другой глубины, и я испытываю к нему глубочайшее уважение за то, что он делает и как. Для меня креативная команда Гарика Корогодского задает высокую планку нашему рынку, что, конечно, способствует развитию.

Алена Лазуткина
© Инна Белова

  • Есть ли у читателей спрос на подобную литературу?

Конечно. Как ни странно, но с нашим менталитетом интереснее всего пишут люди, которые смогли чего-то достичь в жизни. Когда человек чего-то достигает – деньги у него есть. Потому что у всех остальных, как правило, заезженные сюжеты. В нашей стране – деньги расширяют мировоззрение. 

Я всегда привожу пример: "Оленка Івасика вбила топориком за хатинкою". Ну, не интересно это читать современным людям. Чем большинство нашей литературы отличается от "Кайдашевої сімї"? Ребята, ну это произведение уже написали еще в 1878 году. 

  • Недавно мы наблюдали яркую PR-кампанию Корогодского на местных выборах, но бизнесмен всерьез не рассчитывал идти в политику, а рекламу, как выяснилось, сделал для развлечения. Не задумывались ли вы о политической карьере?

Купить можно каждого, вопрос только в сумме. Гарик для меня современен, и я уверена, что он мог бы посмотреть на "совковую" систему по-другому, и если бы он действительно баллотировался, то я, скорее всего, отдала бы свой голос за него. Это все равно круче и интересней, чем партия "звездных войн".

В моем "багаже" целая политическая история – я когда-то защищала культурные объекты. Было и порванное пальто, и странный запущенный газ, после чего я чуть не попала в аварию – еду на скорости по проспекту Победы и понимаю, что у меня белеет перед глазами…

Признаюсь, мне две партии предлагали баллотироваться на местных выборах. Но я настолько углубилась в литературу, что мне политика неинтересна. Да и вообще, слишком грязно для меня там. Я мечтаю о своем творческом "острове", посвященном книгам, где будет огромная типография, небоскреб администрирования, переводов и продакшена, такой себе "творческий диснейленд". 

Все самые яркие и интересные новости смотри на главной странице женского портала tochka.net

Интересно ли тебе было бы реализоваться в книжной индустрии?

Ответить

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Ещё на tochka.net

Новости партнёров

Новости tochka.net

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net